Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:35 

Лес

Лес разросся на километры вокруг. Он так же как и дом – разносторонен. Одни забредут в мрачные ельники, кишащие всякой нечистью. Другие пройдутся по светлым полянам, поедая сладкую землянику и балуясь с крошечными феями.


@темы: Общие локации

URL
Комментарии
2010-12-17 в 07:43 

... а Дьявола плакать! l сын Спарды, брат своего брата. l Белый Волк
- Пару синяков. Сойдут скоро. *посмотрел* Ну а чем ты предлагаешь заняться? Можем мужика слепить. Скажи чего ты хочешь - я скажу тебе где это взять.

2010-12-17 в 11:58 

- Синяки? Тут кровь, - стирает капли крови с царапины на боку Стража, - Ты уверен, что нормально себя чувствуешь?
Демон глянул снизу вверх, в глаза стража, старательно скрывая беспокойство.

2010-12-17 в 14:31 

... а Дьявола плакать! l сын Спарды, брат своего брата. l Белый Волк
- Правка? *снял один рукав куртки, поднял рубашку и скептически посмотрел на отметины оленьих рогов* Пройдет. Органы на место станут, кожа зятянется, синяки сойдут. Больно крутой олень какой-то. *нагнулся, немного поморщившись от боли, набирая в руку снега*приложил к ране* Кайф... Со мной и не такое делали.

2010-12-17 в 14:41 

Осторожно приблизился губами к отметинам, ледяное дыхание демона обжигало кожу. Фауст немного отодвинул руку Стража и принялся осторожно зализывать царапины, все так же, сидя на коленях перед охотником.

2010-12-17 в 19:58 

... а Дьявола плакать! l сын Спарды, брат своего брата. l Белый Волк
Поежился, едва заметно дрогнув.
- Так ты у нас еще и холодильником подрабатываешь? *улыбнулся, завороженно следя за острым язычком*сам невольно облизнулся*

2010-12-17 в 20:06 

Остановился, глянув на Стража.
- Я все-равно не могу "вырабатывать" тепло, как и многие демоны моего мира. Потерпишь еще немного?
Снова лизнул бок и ловко прикрыл ранку своим платком.
- Жить будешь, но полежать немного не помешает.

2010-12-17 в 20:32 

... а Дьявола плакать! l сын Спарды, брат своего брата. l Белый Волк
Чуть нахмурился, то сражу же широко улыбнулся.
- Я же говорю, что это царапина по сравнению с тем, что со мной было. Но все равно спасибо. *взял демона за руку и поднял его на ноги* Были у меня отношения с демоном. Он тоже относился ко мне как к фарфоровому. Почему? Я выгляжу уязвимым? мне стать еще больше? *рассмеялся*склонил голову к плечу, с минуту молча смотря на лицо Фауста, затем большим пальцем снял капельку крови с уголка его губ, слизнул* Я был с демоном огня. Он меня многому научил. *вывернул кисть, ладонью вверх, на ней зажегся огонек* С демоном льда у меня тоже были отношения, с девушкой. Интересное сочетание выходило. *немного грустно улыбнулся*

2010-12-17 в 20:36 

Улыбнулся, глядя в глаза.
- А кто они были?.. Ты скучаешь по ним?
Глянул на огонек и накрыл его сверху своей ладонью.

2010-12-17 в 20:59 

... а Дьявола плакать! l сын Спарды, брат своего брата. l Белый Волк
- ну... *не отрывает взгляда от пламени. язычки, нежно лизали ладошку демона, не жаля. огонь был покорным и верным* Кто они были? Демоны. Те кто помогал мне, спасал мою жизнь и спал в моей постели. Напарники, часть моей жизни. Я точно знаю что когда я уходил, они были еще живы. С девушкой у меня не сложилось, с женщинами трудно, пусть они и демонической породы. А с парнем. *улыбнулся* Он хорош. Скучаю ли я? Не знаю... В нашей работе, мы готовы были умереть каждый день, поэтому старались не привязываться друг к другу. Что, конечно же, выходило плохо.

2010-12-18 в 12:19 

Молча слушает, потом ухватил за ладонь и повел в сад. Некоторое время Фауст молчал, изредка вертя головой посторонам.
- Кстати, о заботе, - наконец тихо добавил он, -Я не считаю тебя хрустальным, просто не хочу, чтобы ты страдал или испытывал боль... И не спрашивай почему.
Демон снова замолчал и всю дорогу к саду смотрел в противоположную сторону от Стража.

*сад*

2010-12-25 в 13:13 

*холл*

- Бог мой, да сколько ж можно-то?!
Ия злилась редко… ммм, очень редко. Но этот марш-бросок по пересеченной местности уже практически исчерпал запасы ее терпения: фонарик давно перестал быть актуальным, ноги ныли нещадно, хотелось есть, от хмеля не осталось и следа…
- У меня такое ощущение, как будто мы уже несколько лет к заветным руинам идем, - женщина остановилась и, скрестив руки на груди, вопросительно посмотрела на спутника:
- Вольфганг, извините, конечно, что смею сомневаться в ваших словах, но – вы действительно хотите сейчас найти этот проклятый выход? Лес нас водит как малышню, едва ли не кругами по одной полянке, тропинка все не кончается… По-моему, кто-то здесь никак не может определиться, куда ему нужно, либо что именно он ищет.
Ия вздохнула и, всплеснув руками, перестала хмуриться:
- Ладно, простите меня пожалуйста, погорячилась: вы, вероятно, еще просто к нашей географии не привыкли. Вы читали “Алису в Зазеркалье”? - она поискала глазами поваленный ствол посуше, уселась на него и тут же выудила из складок фартука уже успевший стать привычным и любимым подарок Рики – деревянный кубок:
- Если вы не против, я объявляю перекур. В конце концов, - Ия со смехом извлекла из бездонного кармана недопитую бутылку вина, - раз в полгода можно и выходной себе устроить, верно? Хотя… погодите.
Она привстала, завертела головой и уже через пару секунд с победным возгласом ткнула пальцем в очередные заросли, сквозь которые слабо маячил огонек:
- Нам туда, у нас там штаб-квартира, - и полезла в кусты, сразу за которыми открылась уже знакомая ей полянка: костерок снова полыхал, будто они его и не тушили, вокруг него предусмотрительно были разложены подсушенные бревна – чем не трон?
- Отлично, - Ия вытянула к огню ноги, наполнила кубок и протянула бутылку Вольфгангу:
- Угощайтесь. Если, конечно, не предпочтете этот свой… как он... шнапс… А по поводу Алисы: здесь порой приходится бежать, чтобы на одном месте остаться. Ну и, соответственно, гнать вдвое быстрее, если хотите куда-нибудь добраться. Это раз. А потом – чтобы добраться хоть куда-нибудь, или просто где-то находиться, очень недурственно четко себе представлять, куда идете, что ищете, и что вас окружает. Это тоже повлияет на скорость и направление перемещений. Так что – просто будьте честны с собой и своими мечтами, - тогда Дом все исполнит… В общем, за сбычу мечт, как говорится, - Ия подняла кубок.

2010-12-25 в 19:13 

Mikoletto
...что он мужчина с биографией, и что общается он с мафией, а если сердится, то искренно, и что ранимая душа... (с)
*холл*

Всё действительно слишком напоминало сон: странная податливость событий, полное отсутствие, на взгляд Вольфганга, логики в этих событиях, доверительность беседы с девушкой, с которой ещё совсем недавно они были не просто незнакомы - складывалось впечатление, что они принадлежали к разным мирам и разговаривали на разных языках. И хотя он вроде бы понимал все слова, произнесённые спутницей, смысл их оставался далёк от его сознания...
-Штаб-квартира? - ухватился гауптштурмфюрер за знакомое название. – У вас... это у кого? – он уселся рядом с горничной, совершенно не задумываясь над своими действиями, поставил шнапс на землю и механически взял протянутую ему бутылку. То, как бутылка эта появилась на свет, возникнув из вроде бы пустого кармана, уже не показалось фон Гройэлю необычным. Тут происходило что-то не то с привычными ему законами физики - и это «что-то не то» оказалось выше его понимания. – Хороший тост. – Ни о какой посуде офицер не подумал. И глотнул вина прямо из горлышка. Плевать на понижение градуса... Только ощутив во рту вкус вина, он вспомнил о шнапсе, однако складывалось впечатление, что посиделки на кухне происходили давным-давно, вчера... или месяц назад. Как ни сосредотачивайся, воспоминания не были особенно чёткими. Вроде бы Вольфганг прекрасно мог воссоздать перед внутренним взором всё, случившееся до того, как они покинули дом, но картинка оказывалась несколько расплывчатой и загадочно неясной.
-«Алису» читала вслух старшая сестра... В раннем детстве, когда мне было лет семь. При чём читала по-английски. Мне никогда не давался этот язык, и вот она хотела как-то меня заинтересовать, что ли... – ещё один глоток из горлышка. Потом Вольфганг чуть наклонился вперёд, протянул свободную руку к огню.
«Интересно, кто подкладывал в костёр дрова? Судя по всему, здесь никого не было, тем не менее, пламя не погасло...»
-Я ничего не понимаю, Ия. У меня такое чувство, что всё происходящее совершенно нереально. Что на самом деле нет ни этого леса, ни нас с вами, ни дома, откуда мы только что вышли. Я не имею представления ни о каких руинах и определённо не знаю, куда мне отсюда идти. – Он выпрямился, взглянул в упор на девушку и снова глотнул из бутылки. – Куда бы я ни шёл, раньше или позже меня поставят к стенке, и...
Гауптштурмфюрер постарался улыбнуться. Получилось не слишком весело.
«Если речь о том, чтобы определиться, чего я хочу... Так вот, на самом-то деле я не хочу ответа ни на один вопрос. Всё равно эти ответы мне не понравятся. Я хочу, чтобы ты меня поцеловала...»

2010-12-26 в 01:14 

Ия с грустной улыбкой смотрела в огонь и тихонько потягивала вино:
- Ну... Наша - это наша, обитателей Дома... Видимо, у него хобби такое, - собирать себе “проблемных” жильцов… Но не волнуйтесь, пока вы в Доме, никто вас к стенке не поставит, если только сами об этом не попросите… Представьте, что случайно провалились в кроличью нору, как та самая Алиса, и даже этого не заметили. Мир уже другой, законы другие, и как выбраться обратно, - никто не скажет. Правда, в вашем случае все несколько лучше, ибо голову вам рубить тоже никто не будет, более того, Дом – он как будто бы живой: читает наши мысли и выполняет желания. Вот смотрите, - Ия запустила руку между двух соседних бревен и достала еще одну бутылку – точную копию той, что держал в руках Вольфганг. Горничная повертела ее перед глазами:
- Даже этикетка в тех же местах протерта – простите, лень было что-то новое придумывать. Но если бы я не знала, какой именно вкус хочу ощутить, внутри могло бы оказаться что угодно. Хоть ваш драгоценный шнапс, поскольку я теперь знаю, что это такое. В общем, нас сделали почти что богами, - женщина засмеялась и допила содержимое кубка.
- Откроете следующую? Или своим делитесь. Буду вам признательна, - она отдала вторую бутылку и с готовностью заранее подставила бокал.
- Только будьте с Домом поосторожнее. По большому счету, мы и сами не всегда осознаем, что нам нужно. Если вам, правда, нужен Выход, вы его найдете. Если захотите, чтобы вас расстреляли, вы получите свое. Рано или поздно, так или иначе – Дом придумает способ исполнить ваши мечты… Хотя реальны они будут только для их автора, - Ия махнула рукой в сторону густых ивовых зарослей, обрамляющих полянку: - Даже если мы сейчас дойдем до тех развалин, которые оказались выходом для Рики, это еще не значит, что они сослужат ту же службу для вас…
В этот момент что-то стрелой пронеслось по поляне, подняв в воздух прелый опад – нечто белое и пушистое. За ним из зарослей выбежал мальчуган и женщина с книгой в руках – судя по всему, его гувернантка. Мальчишка что есть мочи припустил за беглецом, а женщина поспешно направилась к костру:
- Доброе утро, господа, прошу прощения, мы ищем… вот это, - она присела на бревнышко, развернула перед носом гауптштурмфюрера книгу и указала на огромное, во всю страницу, изображение белого длинноухого крольчонка:
- Вольфганг почему-то уверен, что он побежит к реке, - женщина кивнула в след мальчишке: - Но я, если честно, уже устала гоняться за этим чудовищем… за ними обоими! Вы его здесь не видели?
- Видели, видели! – Ия кивнула и, пока суть да дело, забрала из рук военного бутылку с остатками вина, одновременно фыркая и легонько толкая его локтем в бок: - И побежал он во-о-о-он туда, так что ваш подопечный был абсолютно прав. Советую вам тоже поспешить.
Гувернантка меж тем, в пол уха слушая Ию, взирала на гауптштурмфюрера абсолютно счастливыми и влюбленными глазами. Книга была мгновенно забыта, портрет лопоухого беглеца соскользнул куда-то за бревно, а сама девушка, стремительно, но меж тем как-то незаметно превращаясь то в весьма эффектную блондинку в вечернем платье, то в миниатюрную шатенку, то –вновь – в темноволосую особу в белом фартуке с огромным бантом за спиной, уже висела на шее у “своего спасителя” и лепетала что-то несуразное, но безумно милое.
- Спасибо, спасибо вам! Наконец-то мы его отыщем! Вы нас буквально спасли!!!
Ия аккуратно извлекла из-за спины “героя” книгу и принялась рассматривать картинки, которые шли дальше, а незнакомка, - опять же весьма незаметно и естественно - оказавшись у гауптштурмфюрера на коленях, решила, очевидно, докончить начатое и выразить всю свою благодарность, сколько в ней было, зацеловав беднягу до смерти. Когда в ход пошла тяжелая артиллерия, и прелестница весьма борзо пустилась освобождать Вольфганга от мундира, Ия тактично закашлялась и пару раз дернула ее за бант:
- Простите, конечно, но кролик убегает.
-Ах, да, точно! - гувернантка, как ни в чем ни бывало, поднялась на ноги, выхватила у Ии книгу и, послав напоследок "спасителю" воздушный поцелуй, растаяла в ивняке.
- Может быть, вина? И, кстати, вы так вторую бутылку не открыли, и.., - Ия засмеялась, протягивая мужчине платок: - С вас еще полтонны помады всех цветов и оттенков стереть надо. Справитесь… или помочь? - она картинно похлопала ресницами, стараясь скопировать восторг, с которым на Вольфганга взирала незнакомка.

2010-12-26 в 12:20 

Mikoletto
...что он мужчина с биографией, и что общается он с мафией, а если сердится, то искренно, и что ранимая душа... (с)
В таком состоянии, каком сейчас находился Вольфганг, сложно было вдаваться в подробности. Из объяснений горничной он понял лишь то, что законы физики тут действительно не работают – откуда бы посреди брёвен взяться ещё одной бутылке вина, оказавшейся полностью идентичной той, которую гауптштурмфюрер держал в руках? – и что пока расстреливать его вроде как не собираются. Вешать - тоже.
Несколько секунд он ошалело смотрел на Ию, затем указал бутылкой в сторону ивняка, кое-как привёл в порядок наполовину расстёгнутый мундир – во всяком случае, расправил воротник – и полез в карман за чем-нибудь острым. Здесь мог помочь и складной нож, и ключи, но... рука вдруг нащупала штопор. Фон Гройэль, как бы он ни любил выпить, ещё не допился до того, чтобы таскать подобные приспособления с собой, тем более, что последнее время пил с сослуживцами в основном шнапс или разведённый спирт. Было даже совсем недавно, что и русскую водку, когда удалось зайти со спины вражескому патрулю на тёмных берлинских улицах и перебить всех, захватив в качестве трофеев автоматы и фляги «товарищей»...
Впрочем, после столь близкого общения с гувернанткой, данный факт ничуть эсэсовца не удивил. И, достав штопор на свет, он легко откупорил новую бутылку.
-Я её знаю, - наконец, проговорил гауптштурмфюрер, понюхал горлышко и, придя к выводу, что напиток вполне приличного качества, осторожно отпил. – То есть... Она безумно похожа на мою гувернантку, фройляйн Марту. В детстве она казалась мне чертовски привлекательной, и... Потом, когда мне исполнилось шестнадцать, была ещё эта блондинка из кабаре, как там её...
...И вот тут он по достоинству оценил взгляд собеседницы. Находись Вольфганг сейчас где-нибудь в своём кабинете и имей возможность адекватно воспринимать происходящее, он, скорее всего, понял бы, что тот восторг, с которым на него взирала Ия, не имел ничего общего с её истинными чувствами. Но не каждый может сохранить возможность рассуждать здраво, очутившись в «зазеркалье», да ещё после столь неожиданной атаки со стороны предмета детских грёз. И потому фон Гройэль постарался выдать свою самую обаятельную улыбку, мимоходом отметив, что материализовавшаяся, словно штопор, фройляйн Марта сбила с его головы фуражку, и ответил. – Да, помогите, если вам не сложно...

2010-12-26 в 13:14 

Ия насмешливо погрозила пальцем – не то собеседнику, не то небесам:
- Только, милейший, не перепутайте меня ненароком с дражайшей фройляйн Мартой. Если что, напоминаю, за ней – вон в те кусты, - горничная для наглядности перевела указующий перст с небес на просвет в ивняке, где уже даже появилось некое подобие тропинки – может, кролик и его преследователи успели протоптать (хотя маловероятно, слонопотамов среди них не наблюдалось), может… сама появилась.
- Единственное, что нас с ней сближает, это – вот и вот, - Ия оглянулась через плечо, демонстративно расправила бант на фартуке, а потом щелкнула пальцами по белому накрахмаленному чепчику.
- Но, к слову, воздать по заслугам за отвратительное поведение я тоже смогу – будете помогать на кухне, пока не раскаетесь… Так, вино – в кубок, а сами сидите спокойно. Ух ты блин, какие иногда гувернантки бывают.., - Ия откровенно забавлялась над своим собеседником, впрочем, совершенно не зло – попадая в Дом, люди по первости не раз на ее глазах откалывали такие номера, что, возвращаясь к не единожды уже помянутой Алисе, “видала я такие горы, по сравнению с которыми эта – просто канава”!
Горничная забралась с коленями на бревно, развернув Вольфганга к себе, и принялась, не жалея силы, стирать косметику с его лица:
- Впрочем, это вам урок на будущее, - ткань приобретала все более пеструю окраску: -…Хм, сдается мне, что это все-таки вклад не столько гувернантки, сколько вашей примадонны – я бы такого прислуге просто не позволила, - она развернула платок - полюбоваться на алые всполохи: - Это ж посильнее любых сигнальных огней будет!..
В это время в ивовых зарослях опять послышался какой-то шум, и к костру вышел серебристый котяра в весьма специфической головном уборе – бутафорских заячьих ушах на резинке. Следом за ним на поляну вышла черная кошка. Ия, вытаскивая из бездонного кармана новый платочек и не отрываясь от процесса, кивнула им, и кошки спокойно улеглись вылизываться, устроившись на одном из бревен - по другую сторону костра.
- Ну, вот и наш белый кролик вернулся.., - женщина аккуратно провела платочком по щеке Вольфганга еще раз-другой, потом подняла из-за бревна сброшенную примадонной фуражку и протянула ее военному: - Остальное, если что, объявляется здоровым румянцем, а то я и так вам нехилую экзекуцию устроила.

2010-12-27 в 11:51 

Mikoletto
...что он мужчина с биографией, и что общается он с мафией, а если сердится, то искренно, и что ранимая душа... (с)
-О, да вы не знаете, что такое настоящая экзекуция. Помнится мы с ребятами из отдела Гестапо IV А1... – начал было фон Гройэль, но потом отчего-то замолчал, решив историю свою не продолжать. Быть может, в ней содержалось что-то похожее на государственную тайну, а быть может, он просто решил не портить впечатление о собственной персоне, понимая, что специфические гестаповские развлечения могут прийтись по душе далеко не всем...
Появление кота в столь экзотичном головном уборе, пожалуй, должно было бы вызвать, как минимум, удивление. Но Вольфганг удивлялся лишь тому, как невозмутимо воспринимает происходящее, словно уже давным-давно живёт в этом странном мирке, что существует лишь по собственным законам.
-Она красила губы, когда родители уходили из дома, - наконец, вновь заговорил гауптштурмфюрер, не найдя ничего умнее, как вернуться к рассказу о фройляйн Марте.
«Ты кретин, Вольфганг. Тебе же ясно дали понять, что этой девушке не по душе подобные разговоры. Её не стоит путать с Мартой – это может означать только то, что о гувернантке лучше заткнуться...»
-Но вообще не стоит ворошить прошлое. Ума не приложу, с чего бы она тут появилась. Я о ней и не думал...
«Подождите-ка... Если в этих местах всё необходимое появляется само по себе, нужно лишь желание, то... работа на кухне, наверное, не представляет особой проблемы...»
Как и многие военные, фон Гройэль воспринимал некоторые вещи буквально. Вот и теперь он вполне определённо решил про себя, что это будет этакая взаимовыгодная сделка, о которой Ия, будучи девушкой воспитанной, не сказала ему прямо. Возможность вести себя ... несколько вольно, в обмен на небольшую помощь по дому. Воспитываясь в дворянской, хоть и не слишком богатой семье, Вольфганг никогда не сталкивался с необходимостью решать какие-то бытовые проблемы. Но с другой стороны, за время, проведённое на войне, недостаток умений в данном отношении компенсировался с лихвой, особенно когда их гоняли по захолустным городишкам в поисках партизан.
-Благодарю вас за помощь, фройлян Ия, - он посмотрел на следы помады, что остались на носовом платке, и с чувством проговорил. – Вот мерзавка. Теперь-то я понимаю, что таких нельзя и близко подпускать к детям... Может быть, вы тоже что-нибудь расскажете мне о себе? – эсэсовец наполнил кубки вином из только что открытой бутылки. – Но для начала нужно выпить, не так ли?
В иной ситуации гауптштурмфюрер повёл бы себя куда более напористо. Однако... он явно находился не на оккупированной войсками III Рейха территории, и о том, на какие фокусы ещё способен Дом, о котором говорила горничная, имел весьма смутные представления. Так что казалось вполне естественным ещё немного побыть пай-мальчиком, чтобы получше изучить обстановку.

2010-12-28 в 18:40 

- Благодарю, - Ия взяла кубок: - Вот только из своего прошлого рассказать я вам ничего интересного не смогу, ибо практически ничего не помню. Да и не думаю, что среди позабытых фактов могло быть что-то интересное, - она с любопытством наблюдала, как догорает в костре платок:
- Уж таких-то деталей, как в вашей истории, мне не вспомнить ни в жизнь – имена, личности разные… Кто когда губы красил, - она улыбнулась:
- Надо же, что иногда люди годами могут помнить… Не то чтобы я вам завидовала, но это правда… интересно.
Горничная задумчиво посмотрела на тропинку в ивняке: наверное, тяжело жить, когда в тебе столько всего, ведь оно тянется, тянется. И в настоящем определяет каждый твой шаг… жутко! А потом в один прекрасный день ты случайно попадаешь в Дом, и он начинает из тебя поочередно вынимать – то одно, то другое…
- Давайте лучше определяться, идем мы к Выходу, или не идем. В принципе, тут уже… близко, - Ия улыбнулась: - Если, конечно, вы решите, наконец, нужен ли он вам сейчас…

2010-12-29 в 22:19 

Mikoletto
...что он мужчина с биографией, и что общается он с мафией, а если сердится, то искренно, и что ранимая душа... (с)
«Выход... Знать бы только, куда удастся выйти из этого странного места, напоминающего то ли сон, то ли ожившую фантасмагорию. Странного, да... Но пока что и безопасного...»
Собственно говоря, можно было бы попытаться вернуться, чтобы до конца выполнить свой долг. Хотя что это изменит в глобальном плане? Война проиграна. Те офицеры из СС, кто могли, стремились перебраться за океан, в Латинскую Америку...
«Чем этот мирок хуже Чили или Аргентины
С помощью этих размышлений гауптштурмфюрер даже слегка отвлёкся от столь внезапного и столь фееричного появления уже почти затерявшейся в отдалённых уголках его памяти фройляйн Марты, что приходить после него в себя фон Гройэлю было совсем непросто...
-Нет, сейчас он мне не нужен. Может быть, после... – Вольфганг понимал, что обманывает не Ию. Прежде всего он обманывал самого себя. Раньше, позже – какая разница? Возвращаться всё равно придётся к тому, от чего ты пытался убежать. Ведь, так или иначе, пытался. Никуда от этого не деться.
-Значит, вы так давно здесь, что не помните уже своей прошлой жизни? – эсэсовец вопросительно приподнял бровь, нарочно переводя разговор в прежнее русло. Он ведь уже сказал слово «нет». И какой смысл было копаться в собственных чувствах, выискивая сожаления или затаённую радость? – Стало быть, отныне мы с вами вместе будем гостями этого места. Или пленниками... Называйте, как хотите, фройляйн Ия. Но отчего-то мне кажется, что мы непременно должны стать друзьями. Вы ведь не имеете ничего против этого? Вам предстоит спасать меня от моих воспоминаний... – и здесь уже было очень сложно сказать, шутит ли гауптштурмфюрер....

2010-12-31 в 09:46 

-Я… не помню, когда я впервые попала в дом. Видите, как у меня все просто и гладко, никаких лишних зацепок и сюжетных ответвлений! Я, правда, не думаю, что это было столетия назад, - это вряд ли, - Ия допила вино и одним движением утопила кубок в складках фартука, будто растворив его в ткани: - И, что я помню точно, так это то, что я тогда была меньше – совсем мелкая, младше Рики, наверное. Впрочем, взрослеют в Доме тоже только по желанию и состоянию души, так сказать. Так что это абсолютно ничего не значит, - она поднялась, пару раз притопнула, проверяя шнуровку на ботинках, и встала перед Вольфгангом – прям-таки образец вышколенной прислуги:
- Ну что, в таком случае, может быть, повернем назад? Я могу вам показать Сад, мы как раз пройдем мимо него, а дальше – вам предоставляется полная свобода в изучении Дома. Это, кстати, лучше делать в одиночку – быстрее найдете то, что вам нужно. В остальном же.., - она протянула ладошку, ожидая рукопожатия:
- Друзья так друзья, - конечно, я не против… Вот только не ругайте слишком сильно свои воспоминания, и не просите, чтобы вас от них спасли. А то ведь спасут, поверьте мне, - она взглянула через плечо на ивовые заросли:
- Они все равно… живые какие-то. Так что можете считать себя богатым человеком. Глядя на вас, мне сейчас стало немного жаль, что я когда-то свои воспоминания… невзлюбила, скажем так. Хотя вряд ли я это сделала без особых на то причин.

2011-01-01 в 23:11 

Mikoletto
...что он мужчина с биографией, и что общается он с мафией, а если сердится, то искренно, и что ранимая душа... (с)
-Воспоминания?
«Нет, от своих воспоминаний я не откажусь никогда...»
На миг перед его внутренним взором промелькнули картины военных парадов, факельные шествия, стрёкот автоматных очередей, полыхающие деревни...
«Без этих воспоминаний я потеряю самого себя. Я так не смогу...»
Если бы только было возможно снова почувствовать себя победителем. Ощутить поддержку вечного, тысячелетнего Рейха, что, как казалось, незыблемо стоит у тебя за спиной. По сути, выполнять приказы – даже рискуя собственной головой – куда проще, чем принимать решения самому. И потерять возможность хотя бы изредка возвращаться к тому времени – пусть даже мысленно – значило потерять бы и уверенность в себе, и осознание того, что счастье в общем-то возможно.
Гауптштурмфюрер тоже поднялся, дотронулся до руки горничной. Крепко сжал её ладонь. Оглянулся в сторону ивовых зарослей.
-Но так недолго и сойти с ума, вы не находите? Живые, но всё равно, не настоящие...
Да, если он и будет скучать, то, наверное, всё-таки не по фройляйн Марте, не по девице из кабаре, даже имя которой уже ушло из памяти. Наверное... Хотя, тут уж ни в чём нельзя быть уверенным.
В следующий момент Вольфганг с силой дёрнул девушку на себя.
-Какая помощь вам требуется на кухне, Ия? – привычное обращение «фройляйн» опустилось как-то само собой. – Раз вам не о чем вспоминать, я предлагаю жить настоящим...

2011-01-02 в 00:43 

Почувствовав, что теряет равновесие, Ия инстинктивно попыталась за что-нибудь ухватиться, что, в общем, у нее и получилось: горничная повторила подвиг фройляйн Марты – даже книжка с картинками в качестве предлога не понадобилась – и буквально повисла на гауптштурмфюрере. Он по-прежнему держал и тянул ее за руку, лишая последней опоры, поэтому быстро вернуть утраченное равновесие было сложно.
- Простите ради бога, конечно, но, по-моему, вы… вы меня роняете! Будьте так любезны отпустить мою руку, а еще лучше – помогите пожалуйста! - Ия постаралась загнать поглубже нарастающее раздражение и светло улыбнуться своему собеседнику: - Пожалуйста, Вольфганг, я вас прошу… Я и так живу настоящим. И если эта шутка окончательно перестанет быть смешной и приятной… то завтра я не вспомню и этого!
Она ведь давно уже не маленький ребенок, чтобы о чем-то постоянно просить окружающих, пытаться вызвать в них жалость или позволять себе плакать по любому поводу… Но Ия все же не смогла отказать себе в возможности хотя бы в течение нескольких секунд просительно заглядывать в глаза гауптштурмфюрера. Давайте просто побыстрее разрешим это глупое недоразумение, и – все, ибо я уже устала забывать…
- Если только Дом почувствует, что мне больно, страшно, просто - плохо, завтра мне придется заново знакомиться с вами. Так что… не сочтите за грубость, если вдруг за завтраком я вас… не узнаю, - как она ни старалась, а светлую улбыку и мажорные интонации до конца сохранить все же не удалось.
Кот и кошка открыли глаза, лениво потянулись и, обогнув костер, неспешно направились к людям…

2011-01-02 в 14:38 

Mikoletto
...что он мужчина с биографией, и что общается он с мафией, а если сердится, то искренно, и что ранимая душа... (с)
«О, как занятно… Значит, можно делать всё, что угодно, и за это не будет совсем ничего, поскольку случившееся моментально сотрётся из памяти прекрасной фройляйн…»
Это было первым импульсом, моментальной и непосредственной реакцией. Потом Вольфганг окончательно осознал то, что говорила ему Ия, и перехватил её взгляд. Признаться, гауптштурмфюрер давно уже принял тот факт, что ему доставляет удовольствие, когда на него смотрят именно так – чуть испуганно, словно бы признавая над собой власть фон Гройэля.
«А с чего ты решила, что тебе не понравится
Было искушение попросту применить силу, схватить горничную в охапку и потащить в те же заросли ивы. Тут уж можно было бы поручиться, что пресловутая Марта больше не появится – в данный момент она полностью покинула мысли своего бывшего воспитанника. Более того, где-нибудь на оккупированной немецкими войсками территории или даже в стоящей на отшибе немецкой деревеньке Вольфганг, не особенно задумываясь, и поступил бы подобным образом. Однако вот сейчас – в Доме и его окрестностях всё было не так, как положено, у всего находился новый подтекст, и ни в ком нельзя было оставаться уверенным, даже в себе самом – он вдруг поймал себя на том, что ему не хочется, чтобы эта девушка всё забывала. Не хочется – и точка. И никаких тебе логических объяснений.
-Подождите-ка, Ия, а что я делаю плохого? – офицер выдал улыбочку сродни той, какую можно было видеть на агитационных плакатах, где бравые военные призывали молодёжь вступать в ряды СС. – Я всего лишь намеревался предложить свою помощь и… познакомиться с вами чуть-чуть поближе. Разве это может быть чем-то особенно неприятным… Более того, если вам что-то не понравится, и вы об этом забудете, так и не сказав мне, то я не узнаю о своей ошибке и стану повторять её вновь и вновь. Вам не кажется, что это будет несколько неправильно? – он так и не отпускал девушку. Наоборот, левой рукой ещё и обнял за талию. Для надёжности, чтобы уж точно не вырвалась. – Скажите, ваши кошки не набросятся на меня? – По мнению фон Гройэля, сострил он весьма успешно. – Мне остаётся только радоваться, что вы тут не держите немецких овчарок, как в наших концлагерях.

2011-01-02 в 16:05 

Ответ заставил Ию взглянуть на ситуацию под несколько иным углом – в прямом и переносном смысле: падение ей больше не грозило, впрочем, - как и возможность твердо встать на ноги – оставалось лишь принять предложенную поддержку и довериться рукам Вольфганга; с другой стороны, возражения военного были вполне резонны: ее даже кусать пока никто не собирался – а именно этот странный инцидент первым всплывал в памяти горничной. Кошки, почувствовав сомнения хозяйки, остановились на некотором удалении и, как ни в чем ни бывало, принялись мирно вылизываться и мурлыкать.
- Простите. Наверное, вы правы, просто мы - действительно - знакомы еще весьма слабо.
Вместе с сомнениями пришло чувство стыда за собственную нервозность: нет, чтобы нормально общаться, - сразу нашла возможным выплеснуть на человека свои проблемы и страхи. Ия смущенно отвела взгляд:
- Благодарю за предложенную помощь, но на самом деле на кухне почти нечего делать – Дом все проблемы решает сам. Это я, не подумав, сказала. Как обычно…
В конце концов, ничего особенно предосудительного он пока, и правда, не делает. На других жильцов посмотреть, так фон Гройэль просто ангел во плоти – сожрать не пытается, Дом не рушит… Когда Ия представила себе, как Вольфганг совершает перечисленные подвиги, ей стало смешно.
- Кошки не набросятся, пока я не попрошу… Хотя я, вероятно, только что продемонстрировала себя не с лучшей стороны, но - не бойтесь, я не заставляю их кидаться на первого встречного… без особых на то причин. А песик, кстати, у нас тоже есть – у Стража. Вы с ним еще познакомитесь, я думаю, - горничная улыбнулась, разжала, наконец, пальцы, до этого момента судорожно сжимавшие ткань мундира, и уже спокойно положила руки на плечи гауптштурмфюрера:
- Ну, думаю, знакомство вполне можно продолжить и на кухне? Пойдемте?..

2011-01-02 в 22:52 

Mikoletto
...что он мужчина с биографией, и что общается он с мафией, а если сердится, то искренно, и что ранимая душа... (с)
-Пёсика я видел... – Вольфганг так и не двигался с места. Пару минут назад он думал о том, что оставляет в прошлом. Пьянящий запах пороха, звуки выстрелов, гарь, от пущенных по ветру деревень, опасность, поджидавшую за каждым поворотом, за каждой дверью. Хотя нет... Это всё останется с ним. Так долго – как долго будет продолжаться жизнь гауптштурмфюрера. Впрочем, на долгую жизнь он никогда не рассчитывал. Но вот теперь мысли его сосредоточились на девушке, что стояла рядом. Обнимая её, фон Гройэль провёл ладонью Ие по спине, задержал руку возле банта, на который был завязан белый фартук, и начал теребить этот бант, не развязывая пока что, но и не оставляя в покое – разве что немного ослабил. - Я вообще люблю собак. И фюрер любит... Как-нибудь я расскажу вам о фюрере, о возможности создать великую державу, полностью переделать мир... О возможности, которую почти удалось воплотить в жизнь... – последние слова он шепнул на ухо горничной, будто намеревался поведать великий секрет. Раньше это работало безотказно, и фон Гройэль по привычке действовал по отработанной схеме. Сказать пару слов о фюрере, улыбнуться, восхититься красотой собеседницы и обязательно продемонстрировать эсэсовский мундир. Обычно не отказывал никто. Причём последовательность пунктов можно было менять в произвольном порядке...
А на самом-то деле было удовольствием просто дышать, просто смотреть на неё, чувствовать тепло рук, что легли тебе на плечи. – Но мне бы хотелось поговорить с вами наедине. На кухне... там столько народа... Давайте лучше выпьем ещё шнапса, чуть-чуть, по глоточку, а затем направимся в сад. Или в дом... Я ещё ничего не понимаю и могу тут заблудиться. Так что, надеюсь, вы мне всё покажете? Да-да, я помню, что вы говорили – по дому надо ходить одному. Но... если я хочу с вами, моё желание должно исполниться, верно?
Фуражка определённо мешала. Пришлось слегка сдвинуть её на затылок, прижимая Ию покрепче к себе. А кошки... Вольфганг решил, что это всего лишь очередная шутка.

   

Дом, который построили....

главная